Владимир Мазур

Ревитализация

или удивительная история трех городов
Термин «ревитализация» используется в архитектуре и градостроительстве для описания процессов обновления городской среды, возврата ее к жизни из состояния упадка. «Труймясто», агломерация из трех городов – Гданьска, Сопота и Гдыни, в девяностые годы прошлого века переживала процессы, на удивление схожие с теми, что наблюдали мы здесь, у себя, в крупных и средних городах индустриального Юга и Востока Украины. Переживала – и успешно пережила. В том числе, благодаря евроинтеграционным процессам. Из городов – придатков к титанических размеров предприятиям Гданьск, Сопот и Гдыня превратились в современные города с мощной туристической и транспортной инфраструктурой, прекрасным бизнес-климатом, развитыми сферами экономики постиндустриального общества. И, как итог - в регион с одним из самых высоких уровней жизни в Польше. Так что слово «ревитализация» идеально описывает произошедшее.
Верфи
Гданьск и Гдыня в 60-70-е годы ХХ века были копией большинства советских индустриальных центров: от Челябинска до Свердловска, от Жданова до Харькова. Сопоту повезло – он всегда был модным и стильным курортом, с песенным конкурсом не хуже «Евровидения». А вот Гданьск и Гдыня – типичные монстры индустрии советского типа: одно-два градообразующих предприятия, еще несколько – обслуживающие предприятия-сателлиты. И половина города, работающая на этих гигантах. В восьмидесятые годы на Гданьской верфи имени Ленина работало около 18 тысяч человек. Еще около 6 тысяч – на двух прилегающих верфях: Ремонтовой и Полноцной. Почти 25 тысяч человек на город с населением в 365 тысяч. Вычтите стариков и несовершеннолетних, дворников и учителей, милиционеров и военных, пекарей, парикмахеров, партийных работников – в общем, очень скоро станет ясно, что на верфи работали практически все трудоспособные мужчины. Ситуация, впрочем, характерная для почти любого города на Донбассе и даже для более крупных городов: к примеру, Херсона или Николаева.
Гданьская верфь для поляков – такая же четкая точка (и временная и географическая), как и Майдан для украинцев. Здесь в декабре 1970 года правительственные войска открыли огонь по восставшим корабелам. Здесь, на легендарной проходной №2 началась массовая забастовка под руководством Леха Валенсы – так родилась «Солидарность», сила, которая опрокинула советский режим в Польше.
Сегодня к воротам проходной, давно ставшей историческим памятником, в день подписания Гданьских соглашений, положивших конец забастовке, приносят цветы премьер и президент Польши. Сюда приходят и сами участники «Солидарности» - с флагами, в парадных мундирах. Как ни странно, никому здесь не придет в голову спросить у них что-то вроде: «ну что, доскакались?». Хотя для стороннего наблюдателя итоги событий многолетней давности могут показаться катастрофой. И именно так, кстати, и подаются до сих пор кремлевскими пропагандистами.
Реалии
Вместо почти 25 тысяч работников верфей сейчас в этой отрасли в Гданьске работают около 6 тысяч человек. Примерно 2 тысячи – на Гданьской верфи (наследнице той самой, имени Ленина). Остальные – еще на двух ныне действующих. Верфи давно не принадлежат государству. По большей части оно – лишь владелец определенного пакета акций. Скажем, в случае Гданьской верфи это 25% - остальное принадлежит ISD-Polskа, дочерней компании украинского концерна ИСД. Полноцна и Ремонтова ныне принадлежат «Remontowa Holding», частной корпорации, а Гдыньская судоремонтная верфь после мучительных попыток сохранить производство, была продана в 2009 году United International Trust, международной корпорации с главным офисом в Нидерландах.
В 60-70 –х гг. ХХ века ежегодно на верфях строилось до 30 судов. Преимущественно – для СССР и стран СЭВ. Сейчас каждый спуск нового судна на воду – это событие. Верфи занимаются преимущественно ремонтом или техобслуживанием судов. Ищут другие форматы работы. На Гданьской верфи, например, производят башни для ветровых электростанций, крупногабаритные металлоконструкции, специальных трубопроводов и другого оборудования для судостроения.

Случись изменения такого рода и такого масштаба в любом нашем промышленном городе, дальнейшую цепь последствий вообразить было бы нетрудно: деградация городской инфраструктуры, массовые трудовые миграции (особенно среди молодежи), социальные проблемы: безработица, преступность, наркомания и тому подобные явления, которые без труда можно наблюдать в больших и малых городах индустриальной Украины.

Одним словом, катастрофа?
Ничего похожего.
Бизнес и ничего кроме бизнеса
Павел Адамович занимает кресло президента Гданьска уже почти 18 лет. Знает и помнит лучшие и худшие времена. На вопрос как удалось избежать социального взрыва после фактического закрытия Гданьской верфи, отвечает не раздумывая: спасла экономическая либерализация и частный бизнес.
«Одновременно с трансформацией экономики произошел взрыв мелкого и среднего частного предпринимательства. Немалое количество людей начали работать в торговле, но большинство – в сфере услуг и в промышленном производстве. И этот бизнес начал впитывать тех людей, которые потеряли работу на госпредприятиях. Например, появилось множество частных предприятий по производству яхт. Возникло множество судоремонтных фирм, оказавшихся намного более гибкими, отвечающими потребностям местного рынка, а главное – зарубежного. Это важно, потому что верфи всегда до 90% продукции делали на экспорт. Так что частный бизнес смягчил проблемы с общественным беспокойством и трудоустройством. Это не значит, что не было проблемы безработицы – конечно же скачок уровня безработицы был в 91-95 годах и оставался он высоким – на уровне около 10% до 98-99 года»
Подтверждение словам Павла Адамовича можно увидеть в Гданьской марине: у причалов на волнах покачиваются яхты польского производства, по своему качеству не уступающие мировым лидерам – производителям. Гдыньская компания Galeon вообще стала своего рода легендой: ее яхты украшают самые престижные международные фестивали малых судов. Собственные технические разработки таких компаний, а также производство, основанное на местных ресурсах, позволили трудоустраивать опытных кораблестроителей, создавать новые рабочие места – в том числе для молодых специалистов в новых сферах, таких как IT.
В Гдыне вице-президент города также особо подчеркивает роль мелкого и среднего бизнеса.
«Убеждена, что главная задача самоуправления и общественной администрации - прежде всего не мешать бизнесу. История верфи показывает, что если предпринимателям не мешать, они добиваются небывалого успеха. Мы поняли, что должны работать совершенно иначе и итогом стало то, что на месте одной огромной верфи возникло множество намного меньших, каждая из которых – иллюстрация успеха современных технологий и каждая, на самом деле, эффективно управляет производством»

Катаржина Грушецка-Спыхала
Вице-президент Гдыни
Поймать ветер
Мао Цзэдун однажды написал: человек, который почувствовал ветер перемен, должен строить не щит от ветра, а ветряную мельницу. Ветер перемен, порой беспощадный и разрушительный, вынудил действовать оперативно и польский бизнес и местную власть в Труймясте. «Президент должен много времени посвящать размышлениям об экономике собственного города. Это его вторая важнейшая обязанность. Он должен разбираться каков уровень безработицы – высокий или низкий, сколько создано новых фирм, как движется экономическое развитие. Это ключевая вещь» - говорит Павел Адамович. И вот иллюстрация такого понимания: как Гданьск, например, решал проблему кредитования частного бизнеса, которому в свое время банки не слишком охотно предоставляли кредиты
«Мы учредили две компании: «Поморский фонд кредитных поручительств» и «Заемный фонд». О чем речь? Эти компании малым предприятиям одалживали деньги под процент более низкий, чем банки. А вторая компания – она ручалась. Банкам ведь нужны поручители, гарантии на кредиты. И эта компания такие гарантии давала. Компании существуют до сих пор, за 15-17 лет они оказали помощь уже десяткам тысяч предпринимателей и фирм: это и займы и поручительства».
В Гдыне, говоря о проблемах местных, то и дело затрагивают процессы глобальные. Это важно: иногда, чтобы понять в правильном ли ты направлении движешься, просто необходимо осмотреться.
«Сейчас судостроительная отрасль выглядит совершенно иначе. Думаю, что ключом к успеху Гдыни было то, что мы поняли исключительные изменения, которые произошли. Сейчас не то время ( и я убеждена, что поворота к нему не будет), когда мы тут будем строить большие суда. Их сегодня строит Китай и этот тренд не переломить, во всяком случае – это надолго. Такие мега-тренды могут изменяться, но, уж конечно, это произойдет не завтра, не послезавтра и не через три года»
Вместо мучительных и бесплодных попыток спасти судостроительную отрасль в том виде, в каком она существовала в эпоху социализма, вместо сожалений об утраченном, депрессии и уныния, польский бизнес, местная и государственная власть поняли главное: Польша больше не живет прошлым. Польша активно использует все возможности для того, чтобы вписаться в общемировую экономику, в европейский рынок, модернизируя при этом и производство, и технологии, и сознание граждан. На глазах одного поколения, за какие-то два десятка лет Польша из индустриальной страны соцлагеря превратилась в постиндустриальное государство, стремительно догоняющее развитые государства Запада. Это видно не только в макроэкономических отчетах – это ощущается в быту. В жизни каждого польского города.
«Не отрицая того, что порт и судостроение для Гдыни наиглавнейшие направления, мы понимаем, что есть мегатренды, на которые мы не имеем влияния. И могут быть лучшие и худшие годы – тут ничего не поделать. Но высокий уровень предпринимательства, который мы поддерживаем в городе – это гарантия того, что когда плохие времена настанут, то экономической катастрофы в городе не будет» - говорит вице-президент Гдыни.
Идеи вместо железа
Превосходной иллюстрацией сознательных трансформаций, которые производят местные власти Гдыни в экономическом развитии города может служить Поморский научно-технологический парк. Первые его корпуса возникли после ревитализации старого троллейбусного депо. Затем появились новые. В ультрасовременных офисах разместилась зона стартапов, где каждый начинающий бизнесмен может оформить бизнес-план, патентная консультация, где можно юридически защитить свою идею, офисы (город сдает их фирмам преимущественно IT-направления по ценам намного ниже рыночных), мастерские, лаборатории по созданию прототипов и так далее. Центр, в создании которого участвовали городские власти и «Поморская специальная экономическая зона», по сути своей – громадный бизнес-инкубатор, аккумулятор идей и уникальная стартовая площадка для молодых фирм. Многие из них, впрочем, уже широко известны, например, Ivona – компания, создавшая программу, преобразующую текст в голос. Ivona выиграла ежегодный конкурс на лучший бизнес-план, получила офисы в парке, где и работала над программой. Сейчас продуктом компании пользуются в десятках стран мира, а саму ее, после того как акции появились на бирже, тут же выкупил Amazon.
«Наше главное задание - поддержка развития города и региона, что для нас важно – сфер экономики, которые опираются на знания, на науку. В этом направлении стараемся развиваться и эффект от этого виден уже много лет. Если говорить языком цифр, в парке по состоянию на июнь 2016 года работает 200 фирм, новая инфраструктура позволила открыть больше 70 рабочих мест. Это, разумеется, хорошо отражается на состоянии безработицы, на налогах: новые фирмы, новые идеи – все это несет позитивное влияние на городское и региональное сообщество» - говорит Михал Рыбак, спикер парка

Центр дает работу преподавателям, помогает начать бизнес студентам, создает принципиально новые условия для бизнеса и инвестиций в Гдыню. Идеи здесь, как и положено в постиндустривальном обществе, приносят доход больший, чем сталь, газ, подсолнечное масло или даже корабли.
Кто и кому нужен в ЕС?
Европейские рынки, идеи и, конечно же, финансы – еще одна мощная составляющего успеха нынешних городов Труймяста. Павел Адамович советует не спрашивать попусту о роли ЕС, а сходить в город и посмотреть на модернизированную железную дорогу, на Шекспировский театр Гданьска, на Европейский центр Солидарности, который вырос на землях бывшей верфи. Каждый этот проект где на треть, а где и наполовину профинансирован европейскими налогоплательщиками.
«Мы говорим именно налогоплательщики, потому что надо объяснять и полякам и украинцам, что бюджет Европы состоит из взносов государств-участников. И такое государство самое богатое, как Германия – оно платит больше. И поэтому мы говорим, что благодарим ЕС, но прежде всего – европейских налогоплательщиков. Об этом надо говорить, чтобы видеть кто за что платит и почему» - подчеркивает Адамович
«В 2007-2014 гг. Гданьск получил на каждого жителя из бюджета ЕС около 8000 злотых – это около двух тысяч евро. Если бы каждый житель Харькова получил в руки две тысячи евро – разве вы не хотели бы получить две тысячи? Каждый. Без разницы – младенец или столетняя бабка. Это показывает масштаб денег, вложенных в Гданьск. В каждый польский большой, средний и малый город» - Павел Адамович
Деньги, при этом, не дают просто так. Сначала польская сторона на 100% финансирует проект – например, ту же ревитализацию верфи. Строит культурный центр, музеи, центры искусства. Затем через какое-то время ЕС компенсирует стоимость проекта (если он осуществляется в рамках программ Евросоюза). Средства перечисляют в бюджет государства, а уже из Варшавы они возвращаются в местные бюджеты.
«Это не устроено так, что ЕС дает нам деньги сначала, а потом мы строим – нет! Сам должен сложить бюджет, строить – и уже через какое-то время ЕС вернет деньги. Это не выглядит так, будто идем мы к тете, и она нам дает мороженое бесплатно. Нет. Идем, покупаем сами, съедаем, а потом нам вернут половину стоимости мороженого. И это хорошо!»

Павел Адамович
Президент Гданьска
Такое же отношение к членству в ЕС и у гдыньских властей. Здесь давно не спорят о том нужна Польша Евросоюзу и нужен ли он ей. В пользу евроинтеграции говорят модернизированный водопровод, обновленный троллейбусный парк, множество больших и малых проектов, которые Гдыня осуществила, благодаря помощи Брюсселя.
«Евросоюз финансировал модернизацию подвижного состава общественного транспорта. Автобусы и троллейбусы, которые намного экологичнее автобусов. Последние нам даже удалось купить такие, что могут ездить без пантографа, или рогов. Они оснащены современными батареями, которые могут проехать на аккумулированной энергии несколько десятков километров. Их мы будем использовать на тех участках трассы, где возведение линий неэффективно с экономической точки зрения или по экологическим причинам, даже там где столбы могут испортить пейзаж» - говорит Катаржина Грушецка-Спыхала.
То, что сумела Польша, вполне по силам и Украине. Как бы самим нам, украинцам в это не верилось. Поляки хорошо помнят те исходные данные, с которых начинался их путь в Европу. И, несмотря на некоторое охлаждение отношений между странами в части оценки истории или отношения к миграционным вопросам, большинство польских политиков – искренние друзья нашей страны. И, по мере сил, они пытаются помочь нам пройти этот путь. Научить, поддержать, предостеречь от повторения своих ошибок.
Павел Адамович
«Все возможно. В Украине тоже, но время закатать рукава, найти смелых, решительных руководителей в городе, области, стране. И нужно терпение самих жителей. И доверие. Тут нет другого пути. Украинское общество, на мой взгляд, должно иметь одну стратегическую цель. Точнее две: защитить свою территориальную целостность – это очевидно. И сделать все, чтобы в перспективе 10-15 лет (это очень короткий отрезок времени) стать полноправным членом Евросоюза»
Матеріал публікується в рамках проекту «Точне відображення Угоди про асоціацію Україна-ЄС в українських медіа», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у партнерстві з Товариством Лева та Фондом міжнародної солідарності (Польща).

Публікація цього матеріалу стала можливою завдяки підтримці американського народу, що була надана через Агентство США з міжнародного розвитку (USAID) та Міністерства закордонних справ Республіки Польща. Зміст публікації є виключно відповідальністю автора/редакції медіа-групи «Об'єктив» та необов'язково відображає точку зору USAID, уряду США та МЗС Польщі.

Made on
Tilda